Балкон из Пластика

Обувь как символ в искусстве: объект желания 21.06.2017

Лодочки, балетки, сандалии, сабо, ботфорты, … ну, и, валенки тоже. Обувь меняет пластику, "язык тела", и ваше самоощущение. Она буквально возвышает — и физически, и эмоционально. Внимательный человек по обуви собеседника может определить его характер и финансовое положение, благо сейчас фасонов — миллион! Но каких-то сто лет назад об этом и речи не было. К тому же ношение обуви строго регламентировалось, а ее изображение на портретах, в жанровых сценах имело дополнительную смысловую нагрузку и помогало глубже раскрыть образ.

Золотые сандалии Афродиты

Один из древнейших видов обуви — сандалии. Немудрено, что эта по сей день любимая модель заняла свое место в античном искусстве.

Древнегреческие сандалии воспел Густав Флобер: «В переплетении ремешков на ногах Аполлона Бельведерского пластический гений греков выказал все свое изящество. Какое сочетание украшения и наготы! Какая гармония содержания и формы! Как создана нога для обуви и обувь для ноги!»

А вот золотые сандалии Афродиты стали, пожалуй, первым эротическим фетишем. Свидетельство тому — многочисленные копии древнегреческих статуй: богиня снимает сандалию.

Самая известная из них — скульптурная группа с острова Делос «Афродита, Пан и Эрос» (100 гг. до н.э.). Прелестная женщина пытается оказать сопротивление козлоногому лесному обитателю, кокетливо замахиваясь сандалией. А Эрот в этой мизансцене то ли помогает матери, то ли, напротив, — любострастному безобразнику. Ну, а насчет обуви все однозначно: здесь обувь (а, кроме сандалии, на богине ничего нет) — атрибут женственности.

Еще один популярный сюжет в котором сандалия играет ключевую роль — миф о влюбленном и отвергнутом Афродитой Гермесе, который попросил помощи у отца. Когда богиня купалась, Зевс послал орла, чтобы тот отнёс её сандалию Гермесу. И Афродите ничего не оставалось, как прийти за обувкой к воздыхателю.

Босоногие праведники и рыцари в доспехах

Перефразируя известное в советские времена высказывание можно отметить, что в искусстве раннего христианства «ног не было». Все, что имело отношение к телу — категорически отвергалось и всячески камуфлировалось складками одежд. Поэтому, в отличие от роскошеств византийских убранств, — обувь средневековья была лишена декоративных украшений: ни вышивок, ни аппликаций. В одежде всё внимание акцентировалось на силуэте, и обувь составляла с ним единое целое.

Что же касается участников религиозных сюжетов, то все канонические герои изображались босыми. Как на работах немецкого художника мастера Бертрама из Миндена (1340−1414) «Сотворение мира, изгнание из рая» и другие сюжеты.

Похожие страницы